Коронавирус 2019-nCoV ⇒ Меня подключили к ИВЛ. Что рассказывают о коронавирусе и заболевшие, и врачи

Карта распространения коронавируса Covid-19. Симптомы. Рекомендации ВОЗ для соблюдающих карантин. Как защитить себя и близких и почему нужно оставаться дома, ведь в России мало случаев заражения?
Ответить
Аватара пользователя
Erich Ekholm
Администратор
Сообщения: 2109
Зарегистрирован: 14 янв 2020, 09:00

Меня подключили к ИВЛ. Что рассказывают о коронавирусе и заболевшие, и врачи

Сообщение Erich Ekholm »

Что рассказывают о коронавирусе и сами заболевшие, и те, кто их лечит:

Изображение

Елена Веселая, Москва:
"В реанимации тебя вытряхивают голым в кровать, нет ни мужчин, ни женщин, ни детей. И это уже совсем другая история. Есть русские мужчины — особый тип, спокойные, уверенные, попу чужую подотрут, кровь возьмут так, что во сне не заметишь. С терпением, двужильностью, спокойствием... А вот девушки сестры — порезче, попроще, зато слова находят и для кис тоже. Конечно, мне что-то дали, и я уснула. Проснулась от шепота в ухо: ну что, весёленькая, будем выздоравливать? Помню броуновское движение людей в масках и белых робах, которые все время что-то делают. Людей за масками и очками научилась узнавать... На вторую ночь я попросила меня убить. Надо сказать, картинки очень яркие перед глазами, стихов вспомнила уйму... Для удобства персонал пишет свои имена фломастером на спине. Иначе они все одинаковы. Меня не перестает удивлять постоянная занятость — они работают каждую минуту. А я обнаруживаю, что в груди у меня пробита дыра ниже мембраны. И я не могу произнести ни одного слова... Тело потихоньку возвращается. Ужас от того, что больше не скажешь слова никогда, накрывает гораздо больше. Вчера с дикой болью вырвали трубку из груди, и я произнесла несколько слов. Пока они выходят вместе с кровью и хрипом, как у фыркающей лошади. Но я надеюсь научиться говорить снова".

Изображение

Пациент К., Пермь:
"Меня транспортировали в этой капсуле, все, как показывают по телевидению, привезли в инфекционную больницу... Я лица моих врачей не видел никогда, я только на 5–6 день начал их различать по глазам... Ко мне несколько раз приходил даже психолог. Мне это не требовалось, не было никакой паники... И даже главврач приходила. В моем понимании главврач — это высший персонал, они к пациентам не должны ходить. Она меня осматривала, беседовала. Она сказала, что вылечить меня можно только совместными усилиями, что я сам должен настроиться на лечение, тогда все будет хорошо. Еще раз говорю: всему медицинскому персоналу, начиная от главврача, заканчивая санитарками, им памятник можно при жизни поставить. Это профессионалы."

Пациент N., Подмосковье:
"В больнице поразило, что все семь этажей в корпусе были заняты больными с пневмонией. Я привык, что есть отделение кардиологии, отделение урологии. А тут - все палаты по пять человек, все с воспалением лёгких. Я человек неприхотливый, мне всё равно, сколько человек в палате, меня напугать сложно, но такое количество легочных больных - странно. Уже стало ясно, что половина больницы - с коронавирусом. И медсёстры всё время ходили в специальной одежде, как марсиане, в шуршащих белых костюмах. Круглые сутки, как луноходики, бегали, не щадя себя, как пчёлки. Врачиха одна молоденькая на все 40 палат - я не знаю, вообще домой не уходила, все время в больнице. Хорошая женщина, внимательная - я бы сказал, улыбчивая, но улыбку под маской не увидишь".

Изображение

Антон Усов, Москва:
"Замечали интересный факт: чем реальность жестче с нами, тем мы становимся человечнее, отзывчивее, мягче и заботливее друг по отношению к другу? Да, мир действительно полон тех, кому не все равно, кто готов с утра до ночи сражаться за жизни абсолютно незнакомых людей... Меня подкосил этот вирус, подключили к ИВЛ. Но организм мой оказался сильнее COVID-19, и я выздоравливаю, строю планы, мечтаю вновь увидеть детей, стремлюсь выйти на работу. Для кого-то личный кризис уже прошел и он поправляется, а кто-то не справляется и умирает. Увидеть на реанимационной койке врача или медсестру сейчас не роскошь. Причем справедливости во вселенной нет, и болезнь уносит лучших из тех, кто стоит на передовой. P.S. Низкий поклон всем тем, кто помогает, заботится, переживает и выхаживает"

Мария Мухина, Москва:
"Было так плохо, что на все остальное глубоко пофиг. Я, конечно, радовалась, что новая чистая больница и что я одна в палате, пять раз в день еда, три раза в день капельница, по несколько раз в день меряют температуру… Но жар и кашель были такие, что мне казалось, что у меня кусок мяса, а не горло"

Виталий Миронов, Москва:
Вообще все, кто ко мне заходит, в спецзащите — и нянечки, которые моют полы, и медсестры, раздающие градусники, и врачи. Без костюма я вообще здесь никого не видел. Поначалу смотрится жутковато: будто попал в фильм об эпидемии. Потом привыкаешь. Меня пока это состояние не сильно тяготит. Но к тем, кто слишком близко к сердцу воспринимает болезнь, могут пригласить психолога. Доктора поддерживают пациентов. Все на позитиве, шутят. И помогают, как могут. Сегодня у меня закончилась зубная паста, так медсестра отдала свою"

Изображение

Владимир Чернядьев, Москва:
"Ну кашель и кашель, как обычно, я часто бронхитами болел, даже внимания не обратил. В итоге кашель перешел в захлебывание. Я не мог говорить, фразу закончить не получалось... Все же 16 марта решился на скорую. Фельдшер послушал дыхание и сказал: "Собирайся, у тебя подозрение на пневмонию". Около 11 часов вечера меня привезли в 1-ю инфекционную (это недалеко от Строгино), взяли всевозможные анализы, сделали рентген и положили в общую палату. Диагноз сначала звучал как «ОРВИ с пневмонией». Прописали антибиотики и кололи 2 раза в день. Доктора и персонал прямо лапочки. Еда пресная, но её много. На 7 день в больнице, когда я уже собирался на выписку, пришли результаты анализа - подозрения на коронавирус. Меня сразу перевели в отдельный бокс. Внутри как в санатории. Отдельная комната с кроватью, отдельная комната с ванной и туалетом. Наконец-то я стал спать без чужого храпа)) Но я расстроился, блин, опять тут сидеть. Я теряю работу, заказы... Тогда еще не было карантина, и я думал, что работа у меня есть, ха-ха... Перед выпиской заметил, что ситуация в больнице ухудшается. Начался вал тяжелых пациентов, которых сразу клали на ИВЛ. Если меня вытянули одним антибиотиком, то им нужны сразу два, потом нелегкий период восстановления от лекарств. Врачи постоянно говорили, что единственное средство профилактики - сидеть дома".

Изображение

Врачам сейчас действительно тяжело: если, например, в Москве в январе 2020 года пневмонию диагностировали в среднем у 230 человек в день, то в апреле уже - 1300. И все что пишут пациенты про врачей - что они всегда что-то делают, всегда в движении и при этом еще умудряются подбадривать больных - правда. При этом в России, несмотря на такое серьезное положение, справляются с потоком больных, у нас здравоохранение - тьфу-тьфу-тьфу! - не скатилось в тот самый страшный "итальянский сценарий", который сейчас поражает, как вирус, одну страну за другой... (Главврач НМЦХ им. Пирогова объясняет, что итальянский сценарий - это "когда интубация на полу, выбор между молодым и пожилым при переводе в реанимацию, невозможность нормально осмотреть всех при поступлении: то есть приехали и лежат, а если ухудшается - хватай и беги с ним на ИВЛ".)

У нас - слава Богу, врачам, вовремя принятым мерам! - такого нет и, будем верить, не будет. Но у нас так же, как и в других странах идет война. И наши врачи, как написал выше один из пациентов, каждый день идут в красную зону "сражаться за жизни абсолютно незнакомых людей". Рискуют ли они? Объяснять не надо. Сегодняшняя статистика по Питеру, к примеру: каждый 15-й заболевший коронавирусом - врач. Да, сейчас медработники помимо федеральных мер поддержки получают и региональные доплаты, и вроде как за хорошие деньги в итоге работают. И они, в конце концов, сами выбрали эту судьбу, так что все честно. Но все равно эта профессия  достойна отдельной благодарности общества... Вот некоторые цитаты врачей, которые сейчас на передовой:

Ольга Сиюткина, Тюмень:
"Когда он был на аппарате ИВЛ, включали ему на планшете его любимую музыку. Звонили его маме – та волновалась за него, за общее состояние, в частности за спину – не болит ли. Мы пересказывали больному Т. эти разговоры. Он слышал все. Знал, что о нем заботятся и врачи – здесь, и родные – за пределами больницы. Говорить об этом с нашими больными, даже самыми тяжелыми – это ведь тоже забота, в дополнение ко всему. От этого формируется стержень, желание выжить и увидеть своих"

Виталий Гусаров, Москва:
"К концу смены в защитных костюмах некоторые падают в обморок, но встают и идут работать дальше. Причем это не изнеженные создания, а, например, наша старшая сестра, которая любому мужчине даст фору по силам и здоровью. Другую медсестру накануне в красной зоне вырвало в респиратор от усталости, но она дорабатывала смену, не уходя от пациентов. Это люди, перед которыми хочется встать на колени... А пациентов мы ободряем, говорим, что все будет хорошо, объясняем, какой где катетер установлен и зачем какая трубка. Призываем держаться и слушаться медперсонала".

Так что давайте держаться, дорогие. И слушаться медперсонала. 

Последние данные о ситуации с СOVID-19 в России и мире представлены на портале: стопкоронавирус.рф
Единая горячая линия: 8-800-2000-112

Читайте также: Карта распространения коронавируса Covid-19. Симптомы. Рекомендации ВОЗ для соблюдающих карантин. Как защитить себя и близких от коронавируса 2019-nCoV
Ответить